13:24 

Deidy
Название: Сердце изо льда
Автор: Deidy
Бета: freir, grachonok, Jenni
Размер: мини, 1889 слов
Пейринг: Валентин Придд/Айрис Окделл
Категория: гет
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Айрис переезжает в Васспард, чтобы стать невестой Валентина.
Дисклеймер: Все герои принадлежат В.В. Камше, но мы хотим дать им еще один шанс.
Предупреждение: soulmate!AU
Для голосования: #. fandom OE 2015 - "Сердце изо льда"

«Ричард, мне страшно!».

Айрис скомкала листок бумаги и со всей силы бросила его в угол.

Так писать не следовало. Айрис была благородной девушкой, которой буквально с рождения обещали огромное счастье. Если матушка увидит её письмо, начинающееся с таких строк, — а она обязательно увидела бы — то придёт в ярость. Отцу, конечно же, все равно, а Ричарду всего девять, и он ничем не сможет помочь сестре.

Самой Айрис восемь лет, и на её руке было написано имя — а значит, она вообще не имела права голоса.

Она была вещью, и обращались с ней соответственно — отдали при первом же удобном случае. В чужую семью, увезшую её так далеко от дома.

К Леворукому такое счастье.

Айрис вела себя смирно в дороге, но когда познакомилась с Валентином-Отто Приддом — это имя она видела каждый день и ненавидела его всем сердцем, — той же ночью попыталась сбежать. Ей не нужна была такая «родственная душа».

Далеко Айрис не ушла. Её остановили перед воротами («Сударыня, что вы делаете здесь в такое позднее время?» — окликнул её стражник) и вернули в комнату.

Через месяц их с Валентином обручат. Айрис наденут на руку красивый золотой браслет — кандалы! — и она навсегда останется в этом пугающем замке, похожем на морское дно. Он тоже темный и холодный. Наверное, такой и должна быть обитель спрутов.

«Ричард, я наконец-то добралась до Васспарда. У меня всё хорошо».

***


Имя ровной строкой вилось на левой руке. От одного края запястья к другому. Вычурные округлые буквы.

Валентин-Отто Придд.

Он должен был стать самым большим счастьем в жизни Айрис — так твердили все, ведь ей повезло родиться с меткой! — но оказался огромным разочарованием. Даже в разговоре — ведь жениху и невесте положено время от времени общаться друг с другом — он всегда смотрел как будто сквозь Айрис и говорил так, словно отчитывался ментору. И всегда уходил, как только позволяли приличия.

Будто выдрессированный пёс.

Айрис тошнило от всего этого. Она боялась, что однажды станет такой же, как все в этом доме, — мёртвой. Да, они ходили, говорили, но это не делало их живыми. Люди с ледяными сердцами — так Айрис в мыслях называла Приддов.

Зачем судьба навязала ей такое счастье?

Если бы только не было имени... Она бы вернулась домой в Надор, к Ричарду и сёстрам — и к родителям, которые отдали её, словно ненужную безделушку. Но всё же это лучше, чем жить здесь.

Значит, нужно сделать так, словно на её теле никогда не было никакого имени.

Айрис спрыгнула с кровати и спустилась вниз — размеренным шагом, ведь благородным дамам не полагалось бегать, — на кухню. Там была только кухарка.

— Грета, у тебя не осталось булочек? Я проголодалась.

— Конечно, сударыня. Сейчас достану.

Когда Грета отвернулась, Айрис схватила со стола нож. Главное — сделать всё быстро.

Не давая себе ни секунды на размышление, она полоснула ножом по запястью. И закричала.


— С вами всё хорошо? — таким же тоном можно было спросить, что Айрис ела сегодня на завтрак.

— Нет, — честно ответила она, стиснув зубы.

Она не смогла закончить. Не смогла вырезать имя. Ей не хватило на это сил — она просто рыдала, словно маленькая девочка, и выла от боли.

— Зачем вы это сделали? — Валентин смотрел равнодушно, без капли любопытства, — как может человек так смотреть?

— Я хочу вернуться домой.

«Я не хочу быть мертвецом!».

Валентин не ответил.

***


Джастин был солнцем в подводном мире — он делал что хотел и умел улыбаться, даже когда его одёргивали.

Айрис пыталась взять с него пример и не дать заковать себя в эти отвратительные цепи из вежливости и этикета. Но она была слабой, и пары ледяных внушений хватило, чтобы усвоить, когда нужно говорить, а когда — молчать, что нельзя лазить за яблоками на деревья и неприлично ездить верхом одной.

Джастин всегда утешал её, несмотря на то, что Айрис никогда не плакала, — в этом доме не разрешалось плакать. Слёзы — слабость, которой могут воспользоваться. Она не должна была такого допускать.

— Валентину тоже непросто, — сказал он однажды. — Неужели ты этого не чувствуешь?

Айрис ничего не чувствовала. У неё в груди бился кусок льда.

***


Окна комнаты Айрис выходили на сад. Поздней осенью, когда листья с деревьев уже облетели, он обычно пустовал.

Айрис открыла окно, впуская в комнату свежий воздух, и вдохнула полной грудью.

Если она свалится с приступом хвори, то можно будет на время забыть об учёбе, об отъезде Джастина в Лаик, о танцах с Валентином.

Особенно о танцах.

«Вы же помолвлены! Так будьте ближе друг к другу! Танец — это не только техника, это ещё и чувства!» — мэтр Луис делал им замечания все два часа урока, хотя и Айрис, и Валентин танцевали безупречно. Потом он просто махнул рукой и ушёл.

Айрис улыбалась, Валентин тоже, они не отрывали взглядов друг от друга и держались так близко, как только позволяли движения.

Но мэтру Луису этого было недостаточно, хотя, что именно они делали неправильно, он так и не объяснил. Только твердил про чувства.

Легко говорить о подобном, если вырос среди улыбок под жарким кэналлийским солнцем.

Айрис забралась на подоконник и свесила ноги наружу — вот её чувства!

Напевая мелодию танца, она принялась легонько раскачиваться из стороны в сторону.

Она посмотрела вниз — так высоко падать и так больно. Если Айрис не удержится, то соскребать её придётся долго.

Вот её свобода! И её не смогут отнять даже спруты.

***


Айрис догадывалась о восстании, хотя приготовления и старались скрыть, — в конце концов, она стала залогом участия в нём Приддов. Она подозревала, что Вальтер бросит отца, если хоть что-то пойдёт не так.

Она выросла в этом доме. Она знала, как ведут себя здешние жители.

Но все же новость о смерти отца её ошеломила.

Айрис чувствовала на себе чужие взгляды — они следили за ней, смотрели на её реакцию, проверяли, как хорошо она усвоила уроки.

Нельзя плакать. Нельзя показывать чувства.

Нужно поблагодарить гонца за новости и предложить ему еду и кров.

У Айрис были сердце изо льда и мёртвая душа. Она не могла горевать по человеку, которого почти не видела и кому была безразлична.

Она ничего не могла чувствовать. Чувства — слабость. А ей непозволительно быть слабой.

Погружаясь во тьму, Айрис видела морское дно.


Она очнулась в своей постели. За окном виднелось розовое небо — закат, а новость привезли ранним утром.

Айрис попыталась встать, но сильная рука тут же прижала её обратно к постели.

— Вам пока не стоит двигаться, сударыня. — Айрис узнала голос мэтра Ральфа.

Она даже не заметила, что в комнате кто-то был.

— Как вы себя чувствуете?

Айрис было очень плохо — хотелось кричать, плакать и бить кулаками по постели.

— Всё хорошо, — ответила она вместо этого.

Мэтр Ральф кивнул и положил ладонь ей на лоб, проверяя температуру.

— А что сейчас чувствует Валентин? — спросил он вдруг, хмурясь, и внимательно смотря Айрис в глаза.

Как будто она могла что-то об этом знать, провалявшись весь день без сознания.

— Не знаю. — Слова оказались чуть более резкими, чем хотелось Айрис. Плохо, ей нужно взять себя в руки.

— Ясно. Не думал, что это дойдёт до такого, — мэтр говорил загадками, но Айрис не торопила его всё объяснить. — Стоило озаботиться этим ещё в то время, когда вы пытались избавиться от метки. Сам виноват, не нужно было верить, что всё образуется.

Он явно говорил сам с собой, но делал это достаточно громко, чтобы Айрис могла слышать.

Когда мэтр замолчал, Айрис тоже не стала ничего отвечать — и он, покачав головой, продолжил:

— Уже три года прошло с момента встречи, а вы так и не научились доверять друг другу, — упрекнул он, будто мог что-то об этом знать. Здесь нельзя доверять никому и ничему. Здесь и у стен есть глаза и уши. И за малейшую ошибку ждёт наказание. — Вы забыли, что связаны с рождения? — мэтр злился. — Думаете, имя — это вся связь? Как бы не так! Имя — лишь следствие. Сама связь глубоко внутри, и она означает, что вы — одно неделимое целое.

— Я не просила об этом! — вспышка гнева могла быть чревата последствиями, но Айрис и так не справилась этим утром. Хуже не будет. — Я ничего из этого не хотела!

— И тем не менее, вам это дали. А чувствовать состояние партнёра — это не возможность. Это необходимость. Пожалуйста, запомните это. Или в следующий раз всё может закончиться куда печальней.

***


— Зачем нам это? — спросила Айрис, коснувшись ключицы Валентина — там, где размашисто было написано её имя.

Валентин ответил, как по книге:

— Четверо были связаны друг с другом и хотели, чтобы связь была и у их потомков. И для облегчения задачи даровали метки — имя родственной души — на теле.

Но люди всё извратили, и метки стали клеймом. А вместо счастья им, Айрис и Валентину, досталась только боль.

Мэтр Луис вошёл в зал и велел начинать урок.

— Верь мне, — попросила Айрис, протягивая Валентину руку для танца.

Валентин ничего не ответил — закружил её в танце под монотонный счёт.

В тот день мэтр Луис впервые их похвалил.

***


Айрис проснулась посреди ночи в холодном поту. Поднялась с постели и пошла, лишь интуитивно догадываясь, куда.

Каменные плиты холодили босые ноги, а мокрая ночная рубашка прилипла к телу. Было страшно.

Айрис нужно было увидеть Валентина — прямо сейчас, пусть даже замок казался вымершим в такой поздний час. Айрис не слышала ни звука, кроме собственных шагов и сбившегося дыхания.

Она не будет его будить, убеждала себя Айрис, стоя перед дверью, она только заглянет и убедится, что всё в порядке. Что этот страх внутри неё только из-за приснившегося кошмара, вылетевшего из головы, стоило Айрис открыть глаза.

Она потянула за ручку — дверь приоткрылась легко, без единого скрипа.

Валентин был внутри. А рядом с ним стоял Джастин.

«Он умер. Его же похоронили!» — Айрис отступила, желая сбежать, но её уже заметили — Джастин обернулся и улыбнулся ей. Той самой солнечной улыбкой, которая так нравилась Айрис.

«Я сплю. Я просто всё ещё сплю».

Она зашла в комнату и замерла, не решаясь сказать хоть что-то.

— Я испугал тебя, да? Извини.

— Ты же мёртв, — шёпотом сказала Айрис, ёжась от веявшего от Джастина холода.

Происходящее не могло быть правдой.

— Ты должна была спать, — Валентин нахмурился. — Почему ты здесь?

Айрис пожала плечами. Она сама не знала, что выдернуло её из постели и заставило красться по тёмным коридорам.

— Наверное, ты позвал её, сам того не заметив, — объяснил Джастин. — Я рад, что у вас наладились отношения.

Валентин кивнул:

— Мы верим друг другу.

И это прозвучало как самая естественная вещь в мире. Айрис не слышала слов лучше.


Потом были вопросы о том, почему Джастин вернулся откуда никто возвращаться не должен. Ответов они не получили — только туманные объяснения.

Джастин рассказал об убийстве, но не назвал имён. А Айрис с Валентином пришлось это принять.

Джастин хотел смерти — во второй раз. И Валентин ему это дал.

Айрис стояла рядом всё это время. Смотрела, слушала и даже не пыталась остановить. Чувствовала — так нужно.

А потом сидела с Валентином до самого утра. Они не разговаривали — зачем им сейчас слова? — и не спали.

Просто Айрис приснился кошмар (смерть Джастина повлияла на всех, а она всегда была слабой), и ей требовалось побыть рядом с кем-то — так объясняла она потом своё непристойное поведение взрослым.

Врать она научилась давным-давно.

***


«Ричард, я переезжаю в Олларию, чтобы стать фрейлиной королевы. Я слышала, что тебе прислали приглашение в Лаик. Надеюсь, ты согласишься.

Я хочу, чтобы ты познакомился и подружился с Валентином. Он может показаться тебе холодным морским спрутом (я тоже поначалу так считала), но, поверь, это совсем не так. Ты и сам поймёшь это, если узнаешь его поближе.

Мне известно, что Окделлы ненавидят Приддов за то, что случилось во время восстания. Но ведь ты продолжаешь мне писать, а значит, всё не так уж плохо.

Прошу, помни о том, что во всей этой ситуации мы с Валентином были не более чем разменной монетой. И что, как только Валентин окончит свою службу, я стану его женой. Эта мысль делает меня счастливой.

Желаю счастья и тебе.

До встречи».

@темы: Отблески Этерны, Фанфики

URL
   

Просто ни о чём

главная